Листи з Луганська. Хто йде служити в «республіканську» армію

  • Марина Фарба

    Мешканка Луганська

  •  glavcom.ua
  • Розсилка
За шість років «армія» змінилася кардинально, якщо не повністю. Тепер служити йдуть від безвиході… - Листи з Луганська. Хто йде служити в «республіканську» армію
За шість років «армія» змінилася кардинально, якщо не повністю. Тепер служити йдуть від безвиході…

Виявилося, що серед тих, хто мав доступ до зброї, багато людей без середньої освіти, зі шкідливими звичками, психічними захворюваннями...

Спецпроєкт «Главкома» «Листи з Луганська». Наша читачка, яка всі роки війни мешкає в окупованому Луганську, розповідає про життя за лінією фронту: про те, як все розпочиналось, чим закінчилось і чи можна ще щось змінити…

Мовою оригіналу

Как вы думаете, какое самое большое отличие армии в Украине от «армии республиканской»? Не догадаетесь! «Республика» растиражировала представление о том, что в отличие от украинской, ее армия абсолютно добровольна. Никакой принудительной мобилизации и, как следствие, увиливаний от призыва, фиктивных справок о состояние здоровья и прочего. Все исключительно добровольно и без всяческого нажима со стороны «государства».

Набор в местную «армию» действительно осуществляется совершенно добровольно. Но, наверное, нет такого молодого человека или мужчины, который не примерил бы на себя пиксельной военной формы – кто-то от «высокой» идеи, кто-то от безысходности, за компанию или от полного отсутствия иных средств к существованию. Местная «армия» стала той вахтой, куда идут, чтобы обеспечивать себя и семью, не покидая своего дома.

В любой войне кто-то должен быть пушечным мясом, но никому не хочется им быть. И отчего-то повышали в званиях и должностях тех, кто не стоял на передовой, кто не был ранен, кто не рисковал. И осознание того, что армия – та же структура, что и любая другая, меняла представления о прекрасном.

Весной-летом 2014-го почти все, кто взял в руки оружие, были исключительно добровольцами. Критериев отбора не было никаких. Хочешь – будь, и многие просто оставались на блок-постах рядом с такими же, как и сами. Для многих это оказался реальный шанс быть нужным, «полезным». Возрастного ценза не было – нужны были просто добровольцы.

Попытки «причесать» «армию» начались с октября 2014 года, когда всех людей в форме стали превращать в структурированное подразделение. Первые звания, первое распределение должностей. Начала начисляться заработная плата – больше полугода деньги привозили из России в долларовом эквиваленте и платили без разделений на занимаемые должности. То есть и начальник, и подчиненный могли получать какую-то условно одинаковую заработную плату. Стали вводиться по российскому образцу психологические службы, выявляющие пригодных к службе. И здесь оказалось, что среди тех, кто имел доступ к оружию, было много тех, кто не имел полного среднего образования, кто имел выраженные вредные привычки, психические заболевания. Это стало важным. Появился некий отбор и первые серьезные конфликты, когда кому-то не давали руководить, кто-то с пеной у рта кричал, что он с самого начала «воевал» и проливал кровь. И уже чуть позже ко многим пришло понимание того, что списков не было летом 2014 года, а, соответственно, не с кого спрашивать компенсацию за ранения, за инвалидности, за тот период, когда не платили. Отсчет официального трудоустройства начался с ноября 2014 года, когда многочисленные российские кураторы стали строить «армию» «республики» по российскому шаблону.

С тех пор «армия» поменялась кардинально, если не сказать полностью. Если летом 2014 года это было сборище людей, объединенных идеей, то сейчас это «причесанная» и «высморканная» структура, где идея стала не больше, чем удобный прием профориентационной работы.


Армия «ЛНР»: деньги привозили из России в долларах и платили без разделений на занимаемые должности
Армия «ЛНР»: деньги привозили из России в долларах и платили без разделений на занимаемые должности

Уходили из «армии» не только от банального разочарования. Многие поняли, что без образования они навсегда останутся рядовыми. И какой бы высокой не была идея, человеку нужно было кормить семью, приносить в дом деньги, а не просто годами служить на благо чего-то. И здесь оказалось, что у многих нет необходимого высшего образования, чтобы присваивать «звезды». И в самой «армии» будто бы были заинтересованы в том, чтобы повышать образовательный индекс своих людей, но ни на какие сессии никого не отпускали. Хочешь – учись, но при этом не покидая окопов. И многие срезались именно на этом. Пять лет слишком большой срок, чтобы загадывать. А если ты не молод, а если кроме повышения заработной платы образование тебе вообще ни для чего больше не нужно, а если нет тех лишних денег, чтобы учиться… И многие бросали и учебу, и «армию», разочаровываясь во всем.

И ещё оказалось очень важным, что пришли российские кураторы, которым было вообще все равно, что ты служил, проливал кровь, шел с идеей о лучшей жизни… Им нужны были журналы, выполнение приказов, порядок, а человек за всем этим терялся с его высокими идеями о лучшей жизни. И сколько можно подчиняться кому-то? Тем же россиянам было проще – они начинали в 18 лет с военных училищ, они были частью регулярной армии, они знали, что их ждет – жилье, пенсия, стаж в «горячих» точках. Местная «армия» никаких гарантий не давала ни в чем. Доказать, что ты воевал и был ранен в бою было сложно. Научиться безропотно подчиняться тем, кто моложе, было ещё сложнее.

Сейчас, наверное, не найти семьи, в которой никто бы не служил. Портрет типичного человека в форме незатейлив – идут в «армию» от безысходности, пройдя вахту в России, попытки найти что-то здесь. Идут с уверенностью продержаться всего лишь срок контракта, а потом уйти. Идут с верой в то, что это такая же работа как и многие другие.



В местной «армии» непросто – ты принадлежишь ей целиком. Ты уже не тот гусар с оружием, как было летом 2014 года. Ты человек, не принадлежащей себе и полностью принадлежащей структуре. Возможно, есть те, кого это устраивает, и кто видит в этом работу, не хуже, чем какая-то другая. Нет элитных подразделений или завидных должностей. Да и вряд ли кто-то из штатских позавидует человеку в форме, зная, какого это. Интересно и то, что военные награды для тех же штатских непонятны. Не говоря уже о том, что они не вызывают никакого трепета или уважения.

Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома». Відповідальність за матеріали в розділі «Думки вголос» несуть автори текстів.

Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
Анатолій Матвійчук
Анатолій Матвійчук

Народний артист

Отар Довженко
Отар Довженко

Журналіст

Павло Розенко
Павло Розенко

ексвіце-прем'єр-міністр України

Андрій Павловський
Андрій Павловський

Експерт з питань соціальної політики

Віктор Каспрук
Віктор Каспрук

політолог

НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies