Раздел для русскоговорящего

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    «Нас окружили, с моста обзывали»: рассказ моряков, прошедших через Керченский пролив

    • Розсилка
    <p>Командир буксира &laquo;Корец&raquo; Александр Григоревский знает в деталях маршрут, по которому шли захваченные украинские корабли</p> - «Нас окружили, с моста обзывали»: рассказ моряков, прошедших через Керченский пролив

    Командир буксира «Корец» Александр Григоревский знает в деталях маршрут, по которому шли захваченные украинские корабли

    25 ноября Россия захватила три украинских судна, 24 моряка оказались в плену

    До сих пор неизвестны многие детали событий 25 ноября, когда российские военные корабли открыли огонь по трем судам украинских ВМС и захватили 24 украинских моряка в Черном море. Каждая из сторон конфликта приводит собственную версию.

    BBC News Украина встретилась с командирами военного корабля управления «Донбасс» и буксира «Корец», которые сейчас базируются в Мариуполе. 23-25 сентября этого года они прошли по маршруту из Одессы в Мариуполь - по тому самому, который должны были пройти катера «Никополь», «Бердянск» и буксир «Яны Капу», захваченные россиянами в ноябре.

    Мы расспросили их о том, как они проходили вокруг Крыма и через Керченский пролив, в частности, как тогда вели себя российские пограничники и какие приказы получили украинские моряки на случай нештатных ситуаций.

    «Установка была не провоцировать»

    Большие куски льда медленно качаются на поверхности воды в Мариупольском порту, бьются о борта кораблей. Недавно у торговых судов здесь появились новые соседи - ВМС Украины. В мариупольском порту расположен их новый пункт, который должен стать частью базы украинского военного флота на Азовском море.

    У их причала есть большие пустые места. Здесь могли бы стоять «Никополь», «Бердянск» или «Яны Капу». Вместо них на поверхности - декабрьский лед.

    Командир буксира «Корец» Александр Григоревский знает мельчайшие детали маршрута украинских военных судов из Одессы в Мариуполь. Он его прошел от начала до конца.

    «Установка от командования была такова: двигаться в порт Мариуполя. Если со стороны России будут какие-то препятствия, отказ, угрозы применить оружие, развернуться на обратный курс, то, не рискуя личным составом и кораблями, возвращаться назад. Думаю, у наших ребят 25 ноября установка была аналогичная», - рассказывает военный.

    По его словам, ближе двух миль к 12-мильной зоне вокруг Крыма они нигде не приближались к крымскому побережью.

    «Наша задача была перейти из пункта в пункт, никого не провоцируя и не создавая сложных ситуаций», - говорит он.

    Александр Григоревский вспоминает, что первый разведывательный корабль россиян они встретили рядом с мысом Тарханкут. Вскоре рядом с ними оказались еще два российских судна. Среди них был и сторожевой корабль «Дон», который два месяца спустя будет таранить украинский буксир.

    Оттуда и до самой якорной стоянки в Мариуполе украинцев сопровождали военные и пограничные суда РФ. Российские суда можно было разглядеть тогда с украинского берега.

    Кроме морских военных судов, россияне задействовали и авиацию. Их самолеты больше пяти раз пролетали над «Донбассом».

    «От мачты один пролетел на высоте 50-70 метров, то есть очень низко. Когда я находился на командном пункте, видел лица людей», - рассказывает Ярослав Шевченко, заместитель командира этого судна.

    Ему запомнилось то, что россияне несколько раз запрашивали информацию о количестве личного состава на борту его корабля. Предполагает, что их беспокоило то, что судно большое по размеру и могло бы вместить достаточно большое количество военных.

    «Российские корабли опасно маневрировали рядом с нашими. То есть они очень близко подходили», - говорит Ярослав Шевченко.

    Командир «Корца» отмечает, что тогда, в сентябре, они не планировали применять оружие.

    «На всякий случай оно было приведено в готовность, но на места стрелков я личный состав не отправлял, чтобы, если у кого-то сдадут нервы, будет нештатная ситуация, не спровоцировать неадекватные действия», - рассказывает Александр Григоревский.

    На подходе к Керченскому проливу украинские военные корабли вышли на связь с диспетчерской службой «Керчь трафик контроль».

    «Мы подходили к зоне распределения движения у Керченского пролива, двигались вдоль нее со скоростью два узла. В то время, как мы пересекли 12-мильную зону, с нами связался российский береговой пограничный пост «Берег-22», спросил, кто мы, с какими намерениями идем. Мы сказали, что являемся военным кораблем, буксируем другое судно и планируем проход в Азовское море, в порт Мариуполь. У них возражений не было. Мы не просили разрешения, просто им об этом сообщили - они согласились», - воспроизводит события сентябрьского прохода через пролив командир «Корца».

    Российский лоцман на борту

    Российские патрульные катера сопровождали «Донбасс» и «Корец» через пролив. Фактически украинские корабли были окружены со всех сторон. Под самым Керченским мостом эти катера выстроились в линию.

    Во время прохода в сентябре украинские моряки взяли на борт своего буксира российского гражданского лоцмана. Когда украинские суда подошли к проливу, услышали, что проход без лоцмана запрещен.

    Как это происходило, описывает Александр Григоревский:

    «Мы настаивали, что являемся военным эскорт и можем пройти без лоцмана. Россияне сообщили, что готовы предоставить лоцмана бесплатно. Мы запросили разрешение у командования ВМС Украины, оно нам разрешило. Лоцман вел себя профессионально, никаких вопросов, кроме тех, который касались прохода, не задавал».

    Однако с Керченского моста в сторону украинских военных звучала брань, отмечает Ярослав Шевченко:

    «Мы слышали нецензурные высказывания в нашу сторону с Керченского моста, когда они нас «приветствовали», так сказать. Мы не отвечали на них», - рассказывает заместитель командира «Донбасса».

    Сейчас экипажи, базирующиеся на Азовском море, сталкиваются с новыми для себя проблемами. По их словам, навигацию в этих водах затрудняет то, что там часто в ночное время российские военные корабли, находясь на якоре, не несут якорных огней.

    «К примеру, «Дон», который мы встретили, стоял там, где глубина 80-90 метров, но он нес два красных огня, как судно, стоящее на мели. Они себя не выдают, скрываются в темноте. Из-за этого суда, проходящие мимо, не могут идентифицировать, кто именно это стоит. Ведут себя, как гаишники в кустах», - говорит Александр Григоревский.

    «Один раз услышали «Яны Капу» и все»

    25 ноября «Корец» вышел в море встречать «Никополь», «Бердянск» и «Яны Капу».

    «Мы переживали за них. Я знал, что это очень напряженный переход. Рассчитывали, что они вот-вот придут. Один раз вышли на связь с буксиром «Яны Капу». Это был один короткий эфир, и потом мы их больше не слышали», - вспоминает события того дня командир буксира.

    Когда экипажи украинских судов узнали, что по кораблям, которых они встречали в Азовском море, открыли огонь, им дали команду максимально возможным ходом двигаться в Бердянск.

    Туда шли с готовностью обороняться, ведь, как объясняют, не могли знать, не применят ли оружие и против них. Затем получили команду двигаться в Мариуполь.

    Тогда, в сентябре, у украинских командиров на столах лежала Конвенция по морскому праву, говорят они. Они вникали в каждый правовой нюанс, чтобы обосновать свое право на свободный проход через Черное море, Керченский пролив и Азовское море.

    «Даже если рассматривать это с точки зрения РФ, чтобы наши корабли ни сделали в территориальных водах, которые она считает своими, максимум, согласно международному морскому праву, их можно было выдворить из этих вод. Атаку можно было бы оправдать, если бы наши корабли не подчинились, не хотели выходить на связь. Но когда я с ними сконтактировал, они шли на выход», - отмечает командир «Корец».

    Три захваченных украинских корабля продолжают ждать в Мариуполе и Бердянске. Однако это ожидание растянулось на неопределенное время.

    Джерело: ВВС Україна

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ