рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    От Рамо к Дютийе. От звука к философии?

    • Розсилка
    Амбициозность и интеллектуальность - черты творческого потенциала украинского пианиста Константина Товстухи - От Рамо к Дютийе. От звука к философии?
    Амбициозность и интеллектуальность - черты творческого потенциала украинского пианиста Константина Товстухи

    Известный украинский пианист Константин Товстуха представил киевским любителям классической музыки программу South Spaces

    А (амбициозность) и И (интеллектуальность) - всего несколько черт поверхностного описания творческого потенциала украинского исполнителя Константина Товстухи. Благодаря им, а также организованному концерту от Культурного центра Дом «Мастер Класс», в Национальном заповеднике «София Киевская» была представлена сольная программа,  охватившая четырехсотлетнюю историю фортепианной музыки. В рамках девятого сезона проэкта MK Classics «Классика в Хлебне» необычность концерта 18 декабря была увенчана приятным чаепитием/беседой с музыкантом, собрала вместе его близких друзей и благодарных слушателей.

    Широкий диапазон интересов пианиста нового поколения, лауреата многих международных конкурсов Константина Товстухи, среди прочего, включает в себя и любовь к барокко. Жан-Филипп Рамо, написав «Нежные жалобы» уже указал на характер и темп произведения. Вводя слушателей в удивительное состояние воздушно-спокойной печальности через истинно французское туше и изящную продуманность каждой ноты, пианист сразу захватил исполнительской манерой. Экономно-выверенная мелизматика, настоящая любовь к выявлению гибких линий, фраз, - все это сделало начало концерта многообещающим.

    Далее слушали Йозефа Гайдна с блестяще-камерной сонатой Ре мажор. Примечательно, что камерность - именно то, к чему тяготеет исполнитель. Однако постепенно, с каждым произведением эмоциональное напряжение растет, и заявленная просветленность произведения с каждым тактом все более отражает градус ответственности. Опытные пианисты знают: суждения о простоте исполнения сонат Гайдна по сравнению с моцартовскими или бетховенскими являются ложными. Важно удержать тонус не только ритмической пульсации, но и ее богатой интонационной составляющей. К тому же, стоит отметить тонкий подбор тональной драматургии программы, где первое произведение - в тональности ре минор, второй, как указано, мажорный, третий - Ре-бемоль мажор.


    lar_5356_1920_2_1
    Константин Товстуха

    Третьим - «Музыкальным моментом №5» Сергея Рахманинова открылась новая, романтическая страница концертной программы. Впервые слушателям полностью открывается сила высокорационального, но и одновременно рискованно-сильного пианизма Константина Товстухи. Балансируя между акустическими кознями помещения (то ли уравновешивая рискованный штурм скопленных обертонов инструмента), музыкант уверенно прокладывал путь музыкальной истории концерта с названием South Spaces. История, идя в ногу с современниками Рахманиновым и Метнером («Трагическая соната» ор. 39), стремилась показать их равно достойными и перейти в свою новую фазу. В схватке между «Моментом» и «Сонатой» победила Соната - темпераментна, «убийственно» убедительная и несомненно актуальна благодаря многогранной интерпретации исполнителя.

    Арка от французского клавесиниста Рамо к украинскому Багатель-мастеру Сильвестрову послужила не идейной передышкой присутствующим в зале, а весомым наполнением новыми смыслами для сконцентрированной и сознательной публики. Такие редкие для киевских концертов ситуативные, пролонгирующие эффект послезвучия, или вызваны настроенностью цикла произведений, аплодисменты звучали не после каждого произведения, а с учетом их логического наступления. Никто не остался в стороне от музыки, никто не чувствовал себя не в своей тарелке в тот вечер и напоследок стихийного шквала «Токкаты» Арама Хачатуряна, что завершила первый отдел.

    Такой подбор программы, по словам Константина, во многом вызван и предстоящей поездкой в Южную Африку на престижный конкурс. Цикл Роберта Шумана «Танцы давидсбюндлеров» с 18 пьес, хотя и является шестым опусом композитора, обозначенный лихорадочностью его психического состояния и агонизирует музыкальную основу. Основополагающей задачей, которая особенно удалась пианисту, является темповая структура и характеристичность каждого из образов цикла.

    Наконец прозвучала соната Анри Дютийе, посвященная жене композитора. Порывистость, громоздкий грохот наряду со стройными рядами динамической амплитуды, оставляли неоднозначное и сильное впечатление от масштабного и сверхсложного произведения, тем самым подтверждая уникальную направленность пианиста Константина Товстухи на постижение всего современного, неизведанного и философски озвученного. И словами, и действиями - на концерте столетий, концерте друзей и концерте музыкальной супремации.

    Дзвенислава Сафьян


    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ