Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Протести у Москві йдуть на спад, але вересневі вибори дадуть йому новий імпульс

    • Іван Преображенський

      Політолог, експерт по країнах Центральної і Східної Європи

    • Розсилка
    Одиночний пікет Сергія Мітрохіна - Протести у Москві йдуть на спад, але вересневі вибори дадуть йому новий імпульс
    Одиночний пікет Сергія Мітрохіна

    Влада РФ хоче відвернути увагу росіян від політики

    Мовою оригіналу

    Это были первые сравнительно спокойные августовские выходные в Москве. Без перекрытого «космонавтами» центра города, массовых задержаний и избиений. Все потому, что проспект Сахарова был отдан под митинг КПРФ, а независимые кандидаты звали своих сторонников только на одиночные пикеты на Бульварное кольцо. На оба мероприятия пришло примерно равное количество людей - тысячи по четыре. Значит ли это, что протесты в Москве закончились, как этого бы явно хотелось властям?

    Другая оппозиция

    Митинг компартии на проспекте имени диссидента и академика Дмитрия Сахарова - это уже  само по себе абсурдно и звучит как глупая шутка. Не менее странно называть оппозицией людей, которые, как Геннадий Зюганов, вслед за наиболее оголтелыми кремлевскими пропагандистами рассуждают с трибуны о том, что московские протесты координируются и оплачиваются мировой закулисой и являются иностранным вмешательством во внутренние дела России.


    Впрочем, и сами коммунисты, похоже, видят себя скорее прокладкой между недовольными и правящим классом. «Оппозиция за бортом, а власть находится в нокдауне», - объяснил шансы КПРФ на успех на этих выборах на митинге вероятный будущий лидер фракции компартии в Мосгордуме Вадим Кумин .

    Неудивительно, что в тот же день по соцсетям разошелся новый анекдот: «В эту субботу на проспекте Сахарова полиция 17 августа не задержала ни одного оппозиционера, потому что там ни одного и не было». И это ответ на призывы к независимым кандидатам в Мосгордуму присоединиться к коммунистическому митингу, которые звучали накануне от некоторых аналитиков и откровенных пропагандистов. Реальной оппозиции нечего было делать на проспекте Сахарова 17 августа. Она даже на пикетах «без согласования» собрала людей столько же, сколько коммунисты - на разрешенный митинг в Москве.

    Нет, соответственно, и смысла в рассуждениях о том, что либеральную оппозицию навязывают населению как безальтернативную, при том, что в стране немало людей, которые тоже недовольны властью, но критикуют ее с условно консервативных позиций. Этих людей можно было увидеть 17 августа на проспекте Сахарова, в лице, например, отца Всеволода (Чаплина). И оппозицией их не рискнет назвать даже самый острый их недоброжелатель. Так что альтернативы «проклятым либералам» и правда нет. Или с ними - и за свободные выборы, или вместе с ФСБ и КПРФ - искать иностранное вмешательство. Политический выбор в России сегодня, усилиями власти, очень неразнообразен.

    Забыть протест

    Правящий класс, похоже, это осознал и постепенно меняет свою стратегию, которая работала на повышение узнаваемости и популярности оппозиции среди недовольных ситуацией в стране. Власти, очевидно, считают, что, применив силу для запугивания населения и торможения численного роста протестов, теперь можно переходить к новой тактике.

    Они избегают любого лишнего обострения, чтобы не давать возможности протестующим сконцентрироваться вокруг какой-то темы или защиты конкретного человека. В этом смысле показательны те полтора задержания, которые произошли в Москве 17 августа.

    Половинка - это попытка вытащить из кафе девушку, являющуюся одним из «новых лиц» протеста - Ольгу Мисик, которая вообще-то устроила шествие по Старому Арбату с «декламацией лозунгов», за что по стандарту разгона прошлых протестных акций ее должно были отдубасить, свинтить и отвезти в отделение, но в этот раз полицейские ограничились «опросом».

    Полноценно же задержали участника группы «Бессрочный протест» Дмитрия Батуро, которого погрузили в автозак и отвезли в «обезьянник». Правда, всего на час. После призыва к протестующим собираться около ОВД «Старый Арбат» он был стремительно отпущен - «пока не понаехали».

    А в информационном пространстве в это время рождается одна резонансная тема за другой. То певица и телеведущая Ольга Бузова оскорбит петербуржцев, назвав себя «в шутку» блокадницей. То таможенники и следователи атакуют очередную маму, заказавшую себе по почте незарегистрированное в России лекарство. Тут власти откровенно сами создадут проблему, а потом, «под давлением общественного мнения» ринутся ее, с помощью прокуратуры и Минздрава, решать. Также, кстати, как и в случае с приказом Миннауки, обязывающим ученых отчитываться о контактах с иностранными коллегами.

    В общем, по случайному ли стечению обстоятельств, или по чьему-то злому умыслу, повестка дня начинает стремительно меняться. Настолько быстро и радикально, что уже к концу августа, не говоря уж про Единый день выборов 8 сентября, про независимых кандидатов и их проблемы можно просто забыть. 

    Временное облегчение

    Возвращение к политике кнута и пряника может помочь власти временно решить проблему с оппозицией. Однако не избавит от причины: роста недовольства населения и отсутствия в стране другой реальной оппозиции, кроме так называемой либеральной.

    Выбор все равно остается небогатым. Можно дальше подавлять протест, наблюдая как он от раза к разу нарастает, грозя настоящими, а не выдуманными массовыми беспорядками. Другой вариант - согласиться на уступки, которые Кремль совершенно разучились делать. И с каждым новым всплеском протеста этот выбор будет все очевиднее.

    Джерело: Deutsche Welle

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Леонід Ємець
    Леонід Ємець

    Народний депутат 7 і 8 скликань

    Леонід Швець
    Леонід Швець

    Журналіст

    Юрій Винничук
    Юрій Винничук

    Український письменник

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ