рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Участник «Топ-модели по-украински» рассказал, как на проекте отнеслись к тому, что он гей

    •  glavcom.ua
    • Розсилка
    Участник «Топ-модели по-украински» рассказал, как на проекте отнеслись к тому, что он гей

    Этот сезон модельного реалити стал самым толерантным за всю историю проекта

    Как ранее сообщал Scotch, на кастинг нового сезона шоу «Топ-модель по-украински» пришли не просто начинающие модели, а еще и геи, лесбиянки и транссексуалы .

    Модные эксперты шоу обращали внимание не на ориентацию или гендерное восприятие себя участниками, а на личность с модельными параметрами.

    Как призналась известная модель и ведущая проекта Алла Кострамичева, эксперты отбирали людей , которым есть, что сказать, у которых есть четкая жизненная позиция.

    «Они не просто обладают необходимыми для модели параметрами, они уже что-то из себя представляют. В итоге в 30-ке оказались самые разные люди. Среди участников у нас спортсмен, парень с татуировкой на шее, метросексуал и трогательный гомосексуал, с которым из-за его ориентации не общается мама», - отметила Костромичева.

    Scotch решил познакомить наших читателей с одним их участников проекта, с которым перестала общаться родная мать, после того как он открыто рассказал о своей нетрадиционной ориентации и мировозрении. 

    Максим Осадчук признался в интервью, что когда шел на проект, не был уверен, что будет говорить о своей ориентации. 

    «Я думал, что если эту тему не затронут, то и я промолчу. Но эксперты напрямую спросили, в чем проблема наших отношений с мамой, и я честно объяснил причину. А вообще, был уверен, что эксперты поймут меня и поддержат. Они взрослые и мудрые люди. Наверняка Алла на fashion-тусовках в Нью-Йорке постоянно общается с людьми нетрадиционной ориентации.

     Участники – другое дело. Я очень боялся им открыться. Мне казалось, если признаюсь, моя жизнь на проекте превратится в ад. Думал, все начнут издеваться, и в итоге я уйду по собственному желанию», - отметил Макс.

     Также Осадчук рассказал, как отреагировали участники проекта на то, что он не такой, как все.

    «Я боялся так сильно, а все прошло так хорошо! Среди участников проекта были гомофобы. Даже не на 100% гомофобы, а просто люди, которые с геями никогда не сталкивались. Например, Егор. Мы с ним чуть не подрались на бекстейдже фотосессии «Бокалы», потому что он жутко доставал меня подозрениями в гомосексуализме. Но когда я признался, все участники, в том числе и Егор, подходили ко мне и говорили, мол, чувак, ты просто сломал все наши стереотипы. До того, как мы встретили тебя, думали, что геи – это ужасные развратные люди, которые танцуют в колготках и носят стразы. Но когда познакомились с тобой, поняли, что ничем не отличаемся. И все одинаково крутые. Так что, да, я перевернул мир гомофобов проекта (смеется). Особенно много приятного мне говорили в мой день рождения. Егор даже толкнул тост о том, что это первый день рождения гея, на котором он побывал. Когда такие неотесанные мужланы говорят, что ты сломал стереотип в их голове, – это круто», - рассказал Макс.

    Несмотря на то, что с участниками проекта Осадчук нашел общий язык, с мамой у Макса продолжали накаляться отношения.

    «Каминг-аут маме – самый мужественный поступок за всю мою жизнь. Это было сделать страшнее, чем рассказать о своей ориентации на всю Украину на «Топ-модели по-украински». Я безумно волновался, готовился, репетировал речь, придумывал успокоительные фразы.

     Чтобы мама не сбежала от разговора, отвел ее кататься на чертовом колесе. Это было в Харькове. Мы зашли в кабинку, закрылись, колесо начало крутиться, а я – говорить. Ее первой реакцией были слезы. В первые секунды я даже думал, что потерял маму. И очень долгое время после этого жалел, что вообще сказал. Сначала она решила, что это шутка, все несерьезно, и я перерасту. Но когда сказал, что переезжаю жить к парню во Львов, ее реакция была слегка агрессивной. Мама прятала мой паспорт, отбирала деньги. Я не знал, как поступить. Винил себя, думал, что хреновый сын, что разбил маме сердце, разочаровал ее. Мне приходилось напоминать себе, кто я.

     После этого, у нас были сугубо официально-деловые отношения. Встретиться, чтобы забрать документы, вещи. Но проект помог мне наладить отношения с мамой. И напомнил, что не стыдно быть тем, кто ты есть», - рассказал Макс.

     


    Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

    Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies